Здрадовский Павел: “Слова «патриотизм» и «защитник Отечества» крепко переплетены с самой жизнью”

143

Так уж получилось, что сентябрь богат на знаменательные даты и праздники, имеющие к Кубинке непосредственное отношение.
Традиционно в начале первого осеннего месяца отмечается День города – в этом году Кубинке исполнился 601 год (хотя есть мнение, что город ещё древнее). Во второе воскресенье сентября в России отмечается День танкиста. 10 сентября исполняется 45 лет Танковому музею, и в этот же день – 205-я годовщина сражения у села Крымское. Так что поводов для разговора с главой городского поселения Кубинка Павлом Станиславовичем Здрадовским набралось немало.
Корреспондент:
– Павел Станиславович, давайте начнём с поздравлений.
Павел Здрадовский:
– Да. С радоздрадовский павел боевые друзьястью и гордостью хочу поздравить всех военнослужащих, гражданских, причастных к этому празднику, с Днём танкиста. Управлять мощной техникой, давая отпор врагу, под силу только смелым и умелым, мужественным и отважным людям. Пока на страже нашей Родины стоят танковые войска, мы спокойны за нашу безопасность.
Именно создание в 1931 году вблизи Кубинки автобронетанкового полигона дало территории новый стимул для развития. Уже потом, несколькими годами позже, был построен аэродром, ну и, конечно же, спустя некоторое время здесь расположились десантники. А началось всё с танкистов.
Именно благодаря открывшемуся здесь знаменитому Танковому музею имя Кубинки стало известно по всему миру. Так что это наш общий праздник – и военных, и гражданских.
Корреспондент:
– Но не забываем мы и другие исторические события, имевшие место на нашей земле.
Павел Здрадовский:
– Конечно. В этом году исполняется 205 лет сражению у села Крымское, когда отряды генерала Милорадовича в кровопролитном бою задержали здесь армию Наполеона. На самом деле считаю, что значимость этой битвы историками на сегодняшний день недооценена. Не задержи арздрадовский павел каратеьергард русских войск французов под Крымским на сутки, последствия для основных сил Кутузова могли быть крайне плачевными. Поэтому мы свято чтим не только память наших дедов, остановивших на подступах к Кубинке фашистов, но и прапрапрадедов, задержавших здесь лавину наполеоновской армии. В 2011 году усилиями краеведов, энтузиастов, при поддержке Совета депутатов городского поселения Кубинка, на месте сражения был установлен памятный знак, на котором высечена надпись «Вечная слава российским воинам, павшим смертью храбрых в арьергардном бою при селе Крымском 29.08 (10.09) 1812 года».
Корреспонденpavel-zdradovskiy-sluzbaт:
– То есть патриотическому воспитанию в городском поселении Кубинка уделяется большое внимание?
Павел Здрадовский:
– А как ещё может быть! Здесь сама земля, сам воздух наполнены духом патриотизма. Как можно не преисполниться гордостью, наблюдая за виртуозными полётами наших пилотажных групп, видя марширующих с учений десантников, встречая просто на улице не старых, в общем-то, людей, с орденами и медалями, зачастую боевыми, на груди? И наша молодёжь растёт в духе патриотизма. Уже сотни наших ребят и девчонок с энтузиазмом вступили в ряды Юнармии. Молодое поколение свято чтит память героев, изучает историю, участвует в патриотических акциях и мероприятиях.
Приведу один любопытный пример. В этом году в городском поселении Кубинка оказалось больше изъявивших желание служить по призыву в армии ребят, чем военкомат готов принять. Молодёжь поняла, что служба в армии – эта настоящая школа жизни, которая потом не раз пригpavel-zdradovskiyодится.
Корреспондент:
– Павел Станиславович, а что лично вам дала армейская служба? Какие навыки вы получили, которые помогли вам в дальнейшем?
Павел Здрадовский:
– В детстве я много занимался спортом – сначала самбо, потом плаванием, боксом, карате. Когда меня призвали в армию и я попал на городской сборочный пункт, за нами приехал майор с петлицами музыкальных войск бордового цвета. Только потом выяснилось, что это внутренние войска, а майор – музыкант.
А чем занимаются внутренние войска, а ныне Росгвардия – хорошо известно.
Служить нас отправили на Северный Кавказ, в город Пятигорск. Там в учебке я познакомился с инструктором спецназа Александром Нестеренко, старослужащие с уважением называли его Сан Саныч (из фильма «Не бойся, я с тобой»). Тогда это был известный в определённых кругах специалист по восточным единоборствам, отслуживший срочную службу в ВДВ.
Помню, в самом начале он позвал меня в спортзал и предложил спарринг, чтобы меня проверить. Я подумал про себя: сейчас я тебе покажу. До армии я не раз участвовал в соревнованиях и был чемпионом своей школы. Однако «показал» мне он. Я впервые увидел движения настоящего мастера! Тогда я понял, что у этого человека есть чему поучиться. Уже потом мне стало известно, с кем имею дело. Сан Саныч очень талантливый боец, имеющий уникальные природные данные. Он не раз побеждал боксёров и борцов по их же правилам поединков. Прекрасная растяжка, нокаутирующие удары (проверено), отлично стреляет из всех видов стрелкового оружия, метко метает ножи. И он действительно меня очень многому научил. Сейчас у него восьмой дан по киокушинкай. Мы до сих пор дружим.
Сначала благодаря Сан Санычу я был прикомандирован в отдельную войсковую комендатуру. Затем по его же рекомендации меня перевели в роту, где был взвод специального назначения, куда набирали спортсменов. Там и служил до самого дембеля.
 Павел-Здрадовский-komandir-Александр - НестеренкоВоспоминания позитивные! Утром кросс под музыку военного оркестра в любую погоду. Все бегали по кругу, а музыканты играли. Наше подразделение за пределами части, вокруг озера. Потом водные процедуры, завтрак, строевая подготовка. Потом тяжёлая подготовка – тактические занятия. Нам не раз на тактических занятиях приходилось упражняться по полной боевой выкладке в общевойсковом защитном комплекте (кто пробовал, тот знает). Часть занятий мы проводили на известном стрельбище «Золотой курган» под Пятигорском. Нас высаживали за несколько километров до него, и дальше марш-бросок, стрельбы, обед. После обеда обычно была лёгкая тренировка: спарринги, броски, отработка приёмов, ударов, приёмы с ножом, затем турник, брусья. Очень интересные занятия были по альпинистской подготовке. Мы спускались дюльфером с Орлиных скал в Пятигорске. Там был такой психологический момент, когда надо оттолкнуться от скалы и полететь вниз  – это всё равно что прыгнуть с парашютом… А  дальше уже не страшно. Всей специальной подготовкой руководил наш командир Александр Нестеренко – Сан Саныч.
Служба в армии дала мне очень многое в плане дисциплины и психологической подготовки. Тогда в армии только-только появлялись краповые береты – как знак отличия бойцов подразделений специального назначения ВВ МВД. Но тогда не было единых квалификационных испытаний, как сейчас. В каждом подразделении были свои традиции и правила. Мы, конечно же, старались равняться на легендарную дивизию Дзержинского, но в этой дивизии был более высокий уровень и подготовки, и техники, и возможностей.pavel-zdradovskiy-army
Тем не менее и у нас были марш-броски, стрельбы, тактические и специальные занятия, «набат», занятия по рукопашному бою и прочее.
Были и психологические испытания, например, на высоте нескольких метров над землёй располагались в форме квадрата перекладины, по которым надо было пройти, проползти, но обязательно проделать весь путь. Не сделаешь – служи в другом месте! Признаюсь, высоты побаиваюсь, но это препятствие с Божьей помощью преодолел.
Корреспондент:
– Но в реальных боевых действиях вам участвовать не пришлось?
Павел Здрадовский:
– Я служил в 1983–1985 годах. Тогда ещё было достаточно спокойно, но время от времени боевые не учебные тревоги у нас всё же были.
Например, однажды нас направили в Ставрополь, где скрывался сбежавший из тюрьмы особо опасный преступник, на счету которого было несколько убийств, изнасилования. Нас разделили pavel-zdradovskiy-boevie-druzjaна группы, и мы с оружием обходили улицы, общественный транспорт, пытаясь его найти. Правда, задержал его в конечном итоге местный участковый с помощью бдительной старушки, которая сообщила о разыскиваемом преступнике, узнав того по приметам. Они его просто заперли в телефонной будке… Спецназ не понадобился.
Были и другие боевые тревоги.
Корреспондент:
– А как сложилась ваша судьба после армии? Пригодились уроки, полученные во время воинской службы?
Павел Здрадовский:
– После армии мне сразу же по прибытии домой позвонили и предложили пойти на службу в КГБ СССР. Я подумал, посоветовался, но в итоге решил, что сначала нужно получить высшее образование. Уже во время учёбы на дневном подготовительном отделении МГИАИ всех ребят, кто служил в армии, стали вызывать на собеседование, после которого некоторым из нас предложили поступить на «спецфак». Тогда он назывался «факультет специального делопроизводства», который готовил специалистов по охране государственной тайны. Предложили и мне. Я подумал и согласился.
В 1991 году защитил диплом по одному из направлений противодействия иностранной технической разведке. К сожалению, накануне развала СССР наша профессия на какое-то время стала менее востребована.
Но и армии, и институту я блаpavel-zdradovskiy-boevie-druzja-(3)годарен за тот бесценный опыт и знания, которые они мне дали.
И ещё я благодарен Богу за то, что мне выпала честь работать здесь, в Кубинке, где слова «патриотизм» и «защитник Отечества» крепко переплетены с самой жизнью, где живут, работают, служат настоящие патриоты, защитники Родины.

Вести Кубинки. Сергей Федоров. Фото из личного архива Павла Здрадовского